Ссылки для упрощенного доступа

Краху Татфондбанка 2 года. Чего добились и что так и не смогли получить кредиторы


Митинг вкладчиков Татфондбанка и Интехбанка, 18 марта 2017 года

15 декабря 2016 года в Татарстане ввели мораторий в одном из двух крупнейших банков республики — Татфондбанке. Через несколько дней за ним последовал Интехбанк. Вскоре оба банка лишились лицензий. В течение следующего года Татарстан потерял Спурт банк, Татагропромбанк, Анкор банк. Кредиторы уже два года пытаются вернуть свои средства: устраивают митинги, акции, пишут обращения и участвуют в судах. "Idel.Реалии" о том, чего смогли добиться вкладчики и что пока так и остается мечтой.

Полный возврат потерянных денег в банке. К сентябрю этого года Агентство по страхованию вкладов (АСВ) выплатило вкладчикам Татфондбанка и Интехбанка более 99% страховых возмещений. Это те самые 1,4 млн рублей за вклад. Об этом заявили в госкорпорации. Страховое возмещение получили 180 тысяч клиентов Татфондбанка — это 55,5 млрд руб. (99,5% страховой ответственности агентства).

По Интехбанку цифры таковы: более 28 тысяч вкладчиков и 13,5 млрд рублей (99,74%).

Всю остальную сумму вкладчики, на чьих счетах было больше 1,4 млн, могут просто не получить. Выплаты происходят в рамках банкротного дела и частями.

Всю остальную сумму вкладчики, на чьих счетах было больше 1,4 млн, могут просто не получить. Выплаты происходят в рамках банкротного дела и частями. Сейчас ТФБ выплатил только 18,2 млрд рублей, Интехбанк — 2,1 млрд.

В ходе конкурсного производства на погашение долгов перед кредиторами Татфондбанка направили 18,2 млрд, клиенты Интехбанка получили 2,1 млрд рублей. То есть, от своей суммы сверх 1,4 млн рублей кредиторы ТФБ получили 29,49%, а Интехбанка — 16,36%. Отметим, что деньги пока пришли далеко не всем кредиторам.

— На сегодняшний день по объему выплат кредиторам 1-й очереди Татфондбанк лидирует среди банков-банкротов, — рассказывает лидер кредиторов Елена Косоурова. — На мой взгляд, команда конкурсного управляющего — АСВ — в лице Михаила Захваткина сделала весьма много.

Елена Косоурова
Елена Косоурова

Помощь крупных компаний Татарстана и правительства республики. Чтобы ускорить выплату пострадавшим денег, они попросили у правительства и у самих корпораций помочь с наполнением Республиканского фонда поддержки. Деньги предлагалось передать "на условиях возврата".

Среди компаний, которые могли бы перечислить средства в РФП, на мнению кредиторов: КАМАЗ, ТАИФ, "Татнефть", "Красный Восток Агро", "Нэфис Косметикс", ХК "Ак Барс", "Газпром трансгаз Казань", "Бәхетле", "Татспиртпром", "Татэнерго", "Казаньоргсинтез", "Эдельвейс Корпорейшен", "Нижнекамскнефтехим" и другие.

Никто не отреагировал.

Кстати, про Республиканский фонд поддержки. Создан он был правительством Татарстана для помощи вкладчикам и дольщикам. Последние новости о выплатах для Татфондбанка и Интехбанка — от лета этого года. Тогда в фонде отчитались о выплате 325 миллионов рублей.

Признание всех вкладчиков с доверительным управлением пострадавшими. Кредиторы ТФБ — это не только те, кто имел средства в самом банке, но еще и те, кто хранил деньги в ценных бумагах дочерней компании — инвесткомпании "ТФБ-Финанс". Большинство из них утверждают: они не знали, что отдают свои деньги не в ТФБ. Якобы их заставили так думать — не дали прочитать договор, а сотрудники банка (именно в отделениях самого ТФБ они и предлагали продукты "ТФБ-Финанс") не говорили, что вклад будет в "ТФБ-Финанс".

Такие вкладчики все эти два года через суды пытались попасть в список "настоящих" вкладчиков, но в большинстве своем безуспешно. Прокуратура обещала сначала, что все смогут через суд получить статус, но в итоге его получили только пожилые и люди с инвалидностью.

Этой осенью ситуация стала чуть лучше. Депутаты Госсовета Татарстана попросили Республиканский фонд поддержки помочь вкладчикам "ТФБ-Финанс". На это понадобится 189 млн рублей (около 400 человек). Это не вся необходимая сумма, но РФП заявил только о 500 тысяч рублей на одного. Общая сумма требований — более 485 млн рублей.

Депутаты в своем обращении отметили, что "в рамках действующего законодательства такие вкладчики не смогут получить свои средства через банкротное дело, поэтому вся надежда на РФП. Кроме того, такая помочь "существенно снизит массовый негативный социальный эффект".

Возбуждение уголовного дела о преднамеренном банкротстве. Вкладчики Татфондбанка и Интехбанка, с тех пор как стало понятно, что санации (финансового оздоровления) не будет, стали говорить о необходимости возбуждения дела о преднамеренном банкротстве. Сделать это должен конкурсный управляющий — именно он должен написать в правоохранительные органы об обнаружении его признаков.

Преднамеренное банкротство — это процедура, когда руководство, в нашем случае банка, намеренно банкротит компанию, чтобы у кредиторов впоследствии не было возможности получить свои требования через Арбитражный суд.

До сих пор конкурсный управляющий не обратился с заявлением о привлечении к уголовной ответственности Талгата Абдуллина, Шамиля Агеева
Елена Косоурова

— Выше было сказано, что АСВ проводится огромный обьем работ. Однако хотелось бы добавить и ложку дегтя: по нашим данным, до сих пор конкурсный управляющий не обратился с заявлением о преднамеренном банкротстве, о выводе активов, о привлечении к уголовной ответственности всех руководителей, участников фирм-однодневок, которым было выдано более 20 млрд рублей, о привлечении к уголовной ответственности [экс-главы Государственного жилищного фонда при президенте Татарстана] Талгата Абдуллина, [главы Торгово-промышленной палаты РТ] Шамиля Агеева, руководителей и участников Казанского Маслоэкстракционного завода, завода по производству СМС, — рассказывает Косоурова.

Привлечение Талгата Абдуллина к уголовной ответственности. Кредиторы осенью этого года направили в Следственный комитет России по Татарстану обращения, в которых попросили привлечь к ответственности Талгата Абдуллина, Шамиля Агеева и, собственно, самого Роберта Мусина.

Татфондбанк заключил в мае-июле 2016 года серию кредитных договоров с третьими лицами: ООО "Весна", ООО "Умная электроника", ООО "Алнаир", ООО "Торгбыт", ООО "МетИнвест", ООО "Люксор", ООО "СК "Альбатрос" на общую сумму 9,8 миллиарда рублей. В качестве залога были приняты акции Ак Барс банка от Государственного жилищного фонда при президенте РТ.

Талгат Абдуллин
Талгат Абдуллин

Заявители отмечают, что договор залога был подписан лично Абдуллиным, который в середине 90-х работал председателем того самого Ак Барс банка. Абдуллин в своем допросе отвечал следователю, что эти фирмы намеревались достроить дома, поэтому и был заключен договор. Отметим, что по данным "Idel.Реалии", полученным на основе ЕГРЮЛ этих компаний, все они тем или иным образом связаны с бывшим главой ТФБ Робертом Мусиным.

Абдуллина и Агеева они просят арестовать и отправить в СИЗО в Нижнем Новгороде, чтобы его "связи с властями Татарстана не помешали ходу расследования"

Перед введением моратория в ТФБ ГЖФ и банк расторгают договоры поручительства. Как отмечают кредиторы, фактически кредиты на 9,8 млрд рублей, выданные компаниям, остаются без поручительства. Деньги эти никто не вернул в банк, а сами компании признаны банкротами.

АСВ пыталось оспорить договор о расторжении в Арбитражном суде Татарстана, но Госжилфонд опередил и подал свой иск в Вахитовский районный суд Казани. Суд общей юрисдикции иск ГЖФ удовлетворил и теперь АСВ не может вернуть через Арбитраж 9,8 млрд рублей.

Они просят возбудить уголовное дело в отношении Талгата Абдуллина, Шамиля Агеева и Роберта Мусина по ч. 4 ст. 159 УК РФ ("Мошенничество в особо крупном размере"). Абдуллина и Агеева они просят арестовать и отправить в СИЗО в Нижнем Новгороде, чтобы его "связи с властями Татарстана не помешали ходу расследования".

Чуть позже, после того, как об обращениях написали несколько СМИ, чиновники дали свои ответы по обвинениям. "Шамиль Агеев предпочел разговаривать лично – заявил, что связей с банком ни у него, ни у Торгово-промышленной палаты РТ никогда не было. Тем временем, в СУ СКР по РТ подтвердили: каждое из поступивших заявлений с требованиями об арестах Агеева и Абдуллина изучают, однако о возбуждении отдельных производств речь на данном этапе не идет", — написал в середине октября "Казанский репортер". Абдуллин, как и его коллега, отверг обвинения в свой адрес.

Отметим, что вкладчики хотят привлечь к ответственности не только Абдуллина, Агеева и Мусина. Они уверены, что в сложившейся ситуации виновно всё руководство Татфондбанка, а также бывший премьер-министр Татарстана Ильдар Халиков, возглавлявший совет директоров ТФБ.

Они уверены, что в сложившейся ситуации виновно всё руководство Татфондбанка, а также бывший премьер-министр Татарстана Ильдар Халиков, возглавлявший совет директоров ТФБ

Возврат крупнейшими должниками всех средств в банк. Одним из достижений АСВ кредиторы отмечают то, что они не побоялись выводить в суд на оспаривание операций крупных компаний: Госжилфонда, ООО "ПСО Казань", Татэнергосбыта, Генерирующей компании, "Нэфиса", МЭЗ, Завода по производству СМС. "Общий объем оспариваемых сделок по этим компаниям превышает 40 млрд рублей. Этой суммы хватило бы кредиторам 1-й очереди для удовлетворения более 50% объема требований", — уверена Елена Косоурова.

В Арбитражном суде РТ ежедневно идут процессы по оспариванию той или иной операции, совершенной за несколько дней до введения моратория в Татфондбанке. Часть из них у АСВ получается признать недействительными, другую часть — нет. Однако в большинстве случаев крупные компании Татарстана "уходят" от необходимости возвращать деньги в бан . Например, не так давно смог, правда, через Советский районный суд Казани, обжаловать необходимость возвращения 7,5 млн евро депутат Госсовета РТ и владелец "ПСО Казань" Равиль Зиганшин.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG