Ссылки для упрощенного доступа

Конец "хамитовской оттепели". Будут ли "хабировские заморозки"?


Рустэм Хамитов (слева), Радий Хабиров

Рустэм Хамитов ушел, пришел Радий Хабиров. Такую новость получил Башкортостан на 28-ую годовщину празднования своего суверенитета, от которого ныне осталось одно название. Казалось бы, мелочь, но есть в этом глубокий символизм, который не захотели заметить все те, кто плясал вчера от радости, называя это подарком ко Дню суверенитета.

Этим людям невдомёк, что это, на самом деле, не подарок, а знак: от самостоятельности теперь не осталось и следа, и то, кто будет руководить республикой, решают не в Уфе, а в Москве — и решают не граждане республики, а неизвестные дяди в высоких кабинетах. Граждане теперь лишь статисты, которым иногда разрешается показывать свое недовльство, но последнее слово явно не за ними.

Назначение Радия Хабирова даже на фоне последних неудач федеральной власти в ряде регионов означает, что именно он на следующие несколько лет станет новым главой республики.

Началось это ровно 10 лет назад, осенью 2008 года, когда Радий Хабиров был изгнан из Башкортостана — за стремление стать следующим президентом РБ, в обход своего шефа Муртазы Рахимова

Экс-глава администрации президента Башкортостана уже давно шел к этой должности. Если быть точнее, началось это ровно 10 лет назад, осенью 2008 года, когда он был изгнан из Башкортостана — за стремление стать следующим президентом РБ, в обход своего шефа Муртазы Рахимова. Тогда с подачи его бывшего патрона один за другим появились уголовные дела по порой смехотворным эпизодам. Местное "Едро" исключило его из партии — в ответ Радий Фаритович восстанавливал свой партбилет уже через федеральные структуры. В госсми шла пропаганда по поводу того, каким "негодяем" и вообще нехорошим человеком оказался Хабиров, хотя те же СМИ всего несколько месяцев назад прославляли его как эффективного управленца, перспективного чиновника и т.д.

Затем начался накат на его людей, расставленных им на ключевые должности. Обвинение в принадлежности к "хабировским" означало тогда гарантию того, что чиновник мгновенно терял свою должность. Именно так, кстати, в начале 2010 года свое кресло потерял ректор БашГУ Мухаммет Харрасов. Поэтому к моменту прихода Хамитова в июле 2010-го "хабировских" во власти уже не осталось. Помнят ли об этом поклонники Муртазы Рахимова, отмечавшие вчерашнее назначение, всю ночь на радостях плясавшие на улицах Уфы и игравшие на курае? Вряд ли. Слишком коротка у них историческая память. Ведь самое главное: Радий Фаритович — он свой башкир, остальное для них дело десятое.

Самое главное: Радий Фаритович — он свой башкир, остальное для них дело десятое

За 10 лет отсутствия в Башкортостане Радий Хабиров набрался некоторого опыта в Москве, что немаловажно в нынешней ситуации, когда реальная политика определяется не в регионах, а в пределах Садового кольца. За эти десять лет многие успели позабыть и негативные эпизоды из биографии нового Врио главы Башкортостана, как, к примеру, скандал с арестованным тиражом фальшивых бюллетеней накануне президенстких выборов 2003 года, когда ниточки по так и не закончившемуся расследованию вели напрямую к Радию Хабирову.

Удастся ли новому главе сделать что-либо существенное в плане социально-экономического развития РБ? В этом есть сильные сомнения, поскольку для рывка нужны не только лояльные кадры (некая скамейка запасных, собранная в Красногорске, у него, конечно, есть). Самое главное — нужны финансовые ресурсы, которых в нынешних условиях просто нет. Поэтому открытия закрытых сельских школ (что неизменно вменялось в вину Хамитову), либо увеличения финансирования всей социалки, в целом, ожидать не стоит (если, конечно, не влезать в долги). В этом отношении тем, кто искренне критиковал Хамитова за программы оптимизации, не стоит питать пустых иллюзий — манны небесной и чудесного спасения не будет. Как не будет и пересмотра положения башкирского языка по части его обязательного изучения, так как это федеральный тренд и у регионов нет реальной возможности повлиять на эту ситуацию.

В ближайшее время мы станем свидетелями спектакля или, даже правильнее будет сказать, политического цирка с присяганием на верность новому хозяину уфимского Белого Дома. Начиная с многочисленных башкирских организаций и, в первую очередь, из числа "фанатов" Муртазы Рахимова, и заканчивая обычными приспособленцами-бюрократами, которые благодаря "гибкому позвоночнику" обладают неизменной способностью выживать при любых царях, генсеках и президентах. Будут и громкие проклятия в адрес уходящего главы с ритуальным славословием в адрес нового. Уже озвучен главный "плюс" Радия Хабирова: он — "настоящий башкир". Поэтому вместе с этим начнутся и требования "башкиризации" кадров. Никуда не денется и проблема Торатау и "Соды", в которой превалирует именно национальный, а не экологический аспект. Это, пожалуй, самая главная проблема, которую предстоит решить администрации Радия Хабирова, и совершенно неизвестно, к чему она в конечном итоге приведет.

Не будет и пересмотра положения башкирского языка

Я не зря акцентирую внимание именно на национальном вопросе, т.к. это единственная сфера, где изменения мы можем почувствовать уже в ближайшее время. Если Радий Хабиров всё же решится на новый виток "башкиризации" кадров, то это также может перерасти в желание в 2020 году вновь повторить трюк с фальсификацией переписи 2002 и 2010 годов. Если всё пойдет именно по такому сценарию, ясно одно — политическая турбулентность в Башкортостане продолжит свой привычный путь, а потому кое-кому лозунг "Хамитов, уходи!" придется исправлять на фамилию нового обитателя Белого Дома.

Чем запомнится ушедший президент-глава Рустэм Закиевич Хамитов? какое политическое наследие он оставил республике?

Главной его проблемой в 2010 году было отсутствие своей команды и отсутствие четкой идеи: как решать проблемы, накопленные внутри республики. Последствия не заставили себя долго ждать. Ну, а самые большие ошибки Рустэм Хамитов совершил в политическом (национальный вопрос) и административно-управленческом плане.

Если Радий Хабиров всё же решится на новый виток "башкиризации" кадров, то это также может перерасти в желание в 2020 году вновь повторить трюк с фальсификацией переписи 2002 и 2010 годов

В экономическом плане хамитовскому правительству удалось стабилизировать финансовое положение, и поэтому, несмотря на дотационность, бюджет республики в последние годы стал бездифицитным, что в нынешних условиях уже неплохо. Долги у республики (составляющие около 25 млрд рублей) в сравнении с другими регионами минимальны. Критики Хамитова обвиняли его в потере контроля над республиканскими активами, дотационности, финансовом обнищании Башкортостана, но если посмотреть на эти обвинения незашоренным взглядом, то становится очевидным, что эти обвинения, мягко говоря, несостоятельны. Особенно смешно такие обвинения звучат из уст тех, кто славословит в адрес предшественника Рустэма Хамитова — Муртазы Рахимова, который, собственно говоря, и оставил республику "без штанов": без активов в виде акций топливно-энергетического комплекса, контроля над горнодобывающей промышленностью (отсюда и основные проблемы в развитии башкирского Зауралья). Все эти ключевые отрасли для экономики республики были потеряны в "нулевые" именно при первом президенте Башкортостана. Тогда же, начиная с 2004 года, бюджет республики и стал дотационным.

Главной имиджевым "плюсом" в правлении Хамитова стал возврат в собственность республики 25% "Башнефти". Хоть это и не решает в корне всех проблем, но, по крайней мере, на фоне того, что предшественник распродал активы нефтяной компании, возвращение даже её части выглядило красивым жестом.

Административный аппарат попросту "съел" своего шефа, когда подчиненные Хамитова частенько саботировали его распоряжения и работали против его интересов

Вместе с тем, справедливо звучит упрек в том, что Рустэм Хамитов, несмотря на громкие обещания, так и не смог осуществить масштабные инвестиционные проекты. В целом, неудачно закончилась попытка привлечения иностранных инвестиций в реальный сектор экономики.

В управленческом плане Хамитов совершил фатальную ошибку, не решившись с момента прихода к власти провести масштабную чистку административных кадров. Этот процесс затянулся на неприлично долгий срок, так и не завершившись полностью, хотя такие вещи необходимо делать в течение полугода после прихода к власти. В результате административный аппарат попросту "съел" своего шефа, когда подчиненные Хамитова частенько саботировали его распоряжения и работали против его интересов.

Самым большим политическим просчетом Рустэма Хамитова было то, что с приходом к власти он намеренно дистанцировался от решения национальных проблем в республике. В частности, он отказался решать татарский вопрос, который и был главной "больной мозолью" внутриполитической ситуации в 2010 году. Происходило постепенное разочарование даже лояльной ему татарской части населения республики, которая всегда считала его "своим". Тем более, ранее, в 90-е годы, он не скрывал своей принадлежности к татарскому народу и регулярно посещал все съезды Всемирного конгресса татар в качестве делегата от Башкортостана. И даже более того (теперь уже скрывать это не имеет смысла), в начале 1990-х, когда Верховный Совет Башкортостана еще был местом для дискуссий, а Рустэм Закиевич был его депутатом, он был в числе трех народных избранников, кто пожал руку — со словами поддержки — председателю Татарского общественного центра Кариму Яушеву, после его выступления в стенах парламента касательно положения татар Башкортостана.

Рустэм Хамитов отказался решать татарский вопрос, который и был главной "больной мозолью" внутриполитической ситуации в 2010 году

Но всё это к 2010 году быстро улетучилось. Боясь, что его обвинят в "татаризме", в угоду мнимой толерантности (толерантность нужно проявлять другими способами) он быстро сменил свою национальную "окраску", назвав себя уже башкиром, и намеренно игнорировал встречи с представителями татарских национальных организаций, на которой те настаивали первые полгода его президенства. А ведь Башкортостан — это республика, где национальный вопрос и национальная самосознание человека всегда имели важное символическое и даже политическое значение, и такой поступок "переобувания на ходу" имел фатальные последствия.

Ни одна из принципиальных национальных проблем татар Башкортостана — будь то вопрос о статусе татарского языка или же более "мелкие" вопросы (вроде открытия татарских гимназий, открытия татарской редакции на республиканском телеканале, проведения честной переписи 2010 года без подтасовок и фальсификаций) — решена не была. Татары Башкортостана в политическом отношении, как были, так и остались на положении народа "второго сорта" (показательный момент — ни один из представителей татарских национальных организаций, даже из числа лояльных властям и абсолютно послушных, не попал в новый состав Госсобрания-Курултая). Национальный вопрос не только в татарском, а затем и в башкирском сегменте (темясовский инцидент — лишь яркий его эпизод) был пущен на самотек. А сам Рустэм Хамитов в итоге лишился политической поддержки как татар так и башкир, что опять-таки очень важно в национальной республике.

Но один несомненный и большой плюс в истории республики Рустэм Хамитов всё же оставил: после долгих 16 лет выстраивания авторитарной диктатуры с политическими гонениями и массовой цензурой Башкортостан получил глоток свободы. Своебразную "хамитовскую оттепель". Хамитовскую "оттепель" его критики предпочитают не замечать или же банально объяснять это слабостью главы республики. Но это не совсем не так, особенно учитывая, что либерализация общественной жизни началась с самого начала его прихода в Белый Дом в 2010 году, когда его позиции были весьма крепки. Стало возможным открытая критика без боязни политических репрессий, а на деньги бывшего президента открыто функционировали СМИ, круглые сутки критикующие власти республики, что было невозможно было представить всего 10-15 лет назад (вспомним, как уничтожали радиостанции "Титан" и "Булгар", или как постоянно арестовывали тиражи и устраивали гонения на газеты "Вечерний Нефтекамск", "Идель-Урал", "Отечество", "Халык ихтыяры — Воля народа" и т.д).

Во всей этой истории с отставками и назначениями ясно только одно: они не решат в корне ни один вопрос, стоящий перед республикой, т.к. центр принятия решений по ключевым вопросам находится не в Уфе, а в Москве. Рустэм Хамитов, попавший в список участников осеннего "губернопада", своим уходом просто подготовил почву для исключения эксцессов, подобных приморскому или хакасскому.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG