Ссылки для упрощенного доступа

Кто тут царь?!


Изображение баннера к 100-летию убийства семьи Николая II

Вот вы сидите себе, ничего не знаете, а в Зеленодольске случилось ужасное политическое потрясение: власти распорядились убрать с улицы баннер с изображением семьи последнего российского царя.

Тут кто-то, кто не в курсе, может подумать, что это сотрясение основ произошло в 1917-м, и теперь-то что ж убиваться. И будет неправ. Как сообщил председатель Общества русской культуры РТ Михаил Щеглов, все случилось в августе 2018-го, но хотя, как он справедливо указывает, Зеленодольск находится меньше чем в часе езды от столицы Татарстана, информация "из народа православного, населяющего Казанский край, просочилась только сейчас". То есть два месяца народ молча терпел указанное надругательство, но наконец чаша терпения прохудилась.

Два месяца народ молча терпел указанное надругательство, но наконец чаша терпения прохудилась

Дело было так. В ознаменование 100-летия расстрела большевиками царской семьи… нет, извините, не так: "злодейского убиения 17 июля 1918 г. Помазанника Божьего Императора Николая II Александровича и его Августейшей Семьи" некие православные активисты Зеленодольска решили "воплотить давнюю свою мечту — разместить баннер с изображением Царской Семьи на черном фоне и датами 1918 — 2018".

И 1 августа баннер был размещен сроком на месяц на въезде в Зеленодольск. Однако уже 9 августа, рассказывает г-н Щеглов, хозяин этой рекламной конструкции сообщил активистам, "что ему был звонок из руководства города с категорическим требованием убрать изображение: "У нас в Татарстане такое запрещено! Чтобы к понедельнику этого не было!"… Вероятно, прозвучали и угрозы, поскольку молодой бизнесмен был крайне напуган".

А уж после этого "выяснилось, что полгода назад верующие уже в Казани получили отказ от городских властей без объяснения причин на размещение баннера со словами св. праведного Иоанна Кронштадтского о царе Николае II"!

В исполкоме Казани Путина, конечно, любят и насчет его праведности, благочестивости и богоизбранности всецело согласны

Тут надо просто представить выражение лиц людей в исполкоме Казани, когда им предлагают согласовать размещение на рекламном билборде следующего изречения: "Царь у нас праведный и благочестивой жизни — Богом послан ему тяжелый крест страданий, как Своему избраннику и любимому чаду", конец цитаты.

Вот что они, спрашивается, должны были при этом думать?! Да нет — они Путина, конечно, любят и насчет его праведности, благочестивости и богоизбранности всецело согласны… И что управление нашим народом есть тяжелый крест страданий — в этом у них тем более нет сомнений… Одно только "но": можно ли прямо вот сейчас печатно называть его царем? Тут некоторые сомнения еще имеются!

А поставьте себя на их место. Ну какому здравомыслящему чиновнику, видящему в 2018 году от Рождества Христова высказывание, начинающееся словами "Царь у нас…", может прийти в голову, что речь идет о Николае II?! Да при таком повороте не только у чиновника — у большинства граждан в голове история за метафору зайдет.

Какому здравомыслящему чиновнику, видящему в 2018 году высказывание, начинающееся словами "Царь у нас…", может прийти в голову, что речь идет о Николае II?!

Но чем, спрашивается, зеленодольским властям помешали давно покойный государь император с семейством? По мнению Михаила Щеглова, это все происки "оранжевого майдана", смысл коего — делать "всё против России и русских". Да, обвинить в революционных настроениях власти в Татарстане — так изобретательно на них Москве еще не жаловались…

В силу некоторых особенностей развития, в версии Общества русской культуры РТ указанная культура выражается по большей части в борьбе за право русскоязычных школьников не изучать татарский язык и демонстрации верности доктрине "православие, самодержавие, народность".

Кстати, министр народного просвещения Сергей Уваров, почти два столетия назад подаривший эту доктрину патриотам-государственникам грядущих веков, в сфере личной морали был, как известно, рискованным затейником в диапазоне от сексуальных девиаций до казнокрадства.

Пушкин в дневнике называл его "большим негодяем и шарлатаном", отмечая, что "разврат его известен" (в том числе, благодаря пушкинской же эпиграмме по случаю назначения Уваровым собственного любовника вице-президентом Академии наук: "Говорят, не подобает Дундуку такая честь; Почему ж он заседает? Потому что … [задница] есть"), что в начале карьеры Сергей Уваров пресмыкался перед маленькими детьми влиятельного министра финансов, женился по расчету, а став президентом Академии наук, этот владелец огромного имения в 11 тыс. душ не брезговал присваивать казенные дрова Академии, а "казенных слесарей употреблял в собственную работу etc. etc.". В общем, суммирует Пушкин, "об нем сказали, что он начал тем, что был б..., потом нянькой, и попал в президенты Академии наук". И, добавим, в авторы скрепоносной доктрины.

Другая сторона боится более чем столетней давности изображения этого правителя с семейством так, будто это изображение, по меньшей мере, семейства Навального

…Но вернемся к нашей зеленодольской аномалии, представляющей собой не меньший парадокс. Одна сторона истово верит, что правитель, самым значительным вкладом которого в историю стало отречение от венца и последовавший конец монархии в России — персона, достойная сугубого поклонения сто лет спустя. Другая сторона боится более чем столетней давности изображения этого правителя с семейством так, будто это изображение, по меньшей мере, семейства Навального…

Но если препарировать веру инструментами логики — затея заведомо проигрышная, то позиция второй из сторон сколь ни смешна, но нисколько не таинственна. Чиновник и не может вести себя иначе в государстве, где единственная внятная идеология — не консерватизм, не либерализм, не хотя бы простое следование закону… — а последнее указание начальства.

Но начальство не может ведь изрекать конкретные указания непрерывно. И тому есть уважительные причины. Оно неизбежно должно время от времени есть, спать, сидеть на заседаниях, делать селфи в модных, как говорится, локациях — да мало ли ситуаций, когда рот у начальства занят другим... Наконец, статистическое большинство социальной группы "власть" прежде, чем изречь руководящее идеологическое указание для нижестоящих, само нуждается в соответствующем указании вышестоящих — а те, в свою очередь, также подчиняются вышеприведенным закономерностям естества…

Чиновник и не может вести себя иначе в государстве, где единственная внятная идеология — последнее указание начальства

В итоге все в этой группе знают, что точно нельзя (например, так или иначе признавать факт существования на планете Земля человека по имени Алексей Навальный — нельзя), но никто точно не знает, что можно. Ибо постулат "что прямо не запрещено законом, то разрешено" в ситуации, когда закон есть указание начальства, работает сложно… Ну где тут было чиновникам Зеленодольска догадаться, допустимо ли, чтобы граждане наблюдали на улице баннер с царской фамилией, не выйдет ли из этого какого смятения умов?

Кстати уж о правителях и смятении умов. Тому же Николаю II (которого его министр финансов, опытный царедворец Сергей Витте назвал "малосамолюбивым царем и весьма самолюбивым и манерным Преображенским полковником") потери кредита народного доверия стоили многие вещи, но, пожалуй, наиболее дорого, с этой точки зрения, ему обошлись два события. Ходынка: идиотски организованный "народный праздник" на Ходынском поле в честь его коронации вылился в многие сотни трупов, а царь с царицей после этого не стали отменять прием в Кремлевском дворце и визит на праздник во французском посольстве… И Кровавое воскресенье 9 января 1905-го: рабочие толпы, пробивавшиеся к Зимнему дворцу с политическими требованиями, в парадигме того времени практически не оставили войскам мирной альтернативы, но кто был лидер этих толп — поп Гапон, которого царские администраторы из Департамента полиции финансировали и считали ценным борцом против революционной пропаганды среди рабочих…

Нынче время, по счастью, более вегетарианское, и власти льют больше чернил, чем крови. Однако и народ стал чувствительнее: для того, чтобы он почувствовал недоверие к власти, его даже не надо давить и расстреливать.

Народ стал чувствительнее: для того, чтобы он почувствовал недоверие к власти, его даже не надо давить и расстреливать

По последним замерам, этой осенью рейтинг доверия Владимиру Путину упал сразу за 20 пунктов по сравнению с ноябрем 2017-го. Сейчас доверие к президенту России, по версии "Левада-центра", сохранили только 39 процентов россиян. А по версии благонамереннейшего ВЦИОМа — лишь 36,8 процента… Столь низкий уровень доверия Путину отмечался только 18 лет назад, в самом начале его президентства.

Что ж, ведь и у этого правителя России теперь тоже есть своя Ходынка. "Пенсионная реформа" называется…

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG