Ссылки для упрощенного доступа

Услышано в мечети: чему учат немецкие имамы


В ФРГ насчитывается около 2,8 тыс. мечетей, но проповеди в них редко ведутся на немецком языке: преобладают турецкий и арабский. Получившие зарубежное образование имамы приезжают в Германию и пытаются найти общий язык с общиной. Что из этого получается, как и почему немецкие власти хотят изменить ситуацию —​ в материале "Idel.Реалии".

Aрабские имамы — часто путешествующие проповедники, находящиеся в Германии по туристической визе. Многие из них даже не имеют теологического образования. Около тысячи импортированных имамов из Турции проповедуют в 900 мечетях, работающих под эгидой Турецко-исламского союза религиозных учреждений в Германии (DITIB). Это значительная часть, если по всей Германии, по данным статистического портала Statista, действует около 2,8 тыс. мечетей.

Мечети в Германии могут выглядеть по-разному. Это может быть классическая мечеть с минаретами. Как, например, современное здание центральной мечети DITIB в Кёльне. Но часто они раcполагаются в зданиях бывших фабрик, частных домах, которые снимает DITIB, а иногда — вообще в гаражах.

В мечетях Германии редко звучит немецкий. В основном имамы используют турецкий или арабский языки: немецким некоторые из них не владеют вообще.

Это собирается изменить Маркус Кербер, государственный секретарь Федерального министерства внутренних дел ФРГ — даже несмотря на возможное ухудшение отношений с Турцией, которой вряд ли понравится новый курс. Цель Кербера: уменьшение влияния из-за границы на живущих в Германии мусульман.

В интервью Tagesspiegel Кербер объяснил: "Мы слишком долго наблюдали за тем, как силы из-за рубежа диктуют немецким мусульманам, как им жить в своей религии. И поскольку Германия и их родина тоже, мы поддержим их в укреплении их самооценки". В будущем это —​ задача Исламской конференции.

"ИХ ПОНИМАНИЕ ИСЛАМА ВСЕГДА БЫЛО КОНСЕРВАТИВНЫМ"

Идея не нова.

"Федеральное правительство хочет обучать имамов в немецких университетах", — сообщала еще в марте 2017 года Die Zeit, описывая дальше схему сотрудничества немецкого правительства с мечетями:

"Сотрудничество с DITIB было с самого начала практичным и конструктивным — и в то же время довольно абсурдным. Поскольку около 1000 имамов, которые работают в мечетях DITIB в Германии, оплачиваются турецким религиозным органом Diyanet и отправляются в Германию только на ограниченное время. Поэтому они всегда были обязаны турецкому государству, плохо говорили по-немецки и иногда понятия не имели, как думают и чувствуют люди, выросшие в Германии. Их понимание ислама также всегда было довольно консервативным и не обязательно вписывалось в жизнь местного сообщества".

Но DITIB является крупнейшей мусульманской ассоциацией в Германии, объединяющей около 900 мусульманских общин страны. Поэтому сотрудничество с этой ассоциацией было очень практичным. Поскольку у мусульман нет церквей, федеральное правительство и правительства земель в качестве компромиссного решения стали сотрудничать с представляющей мусульманские общины ассоциацией. Чем больше общин и людей представляет ассоциация — тем лучше.

В случае с небольшими объединениями всегда гораздо сложнее понять, не приглашают ли общины радикалов и проповедников-шовинистов, а также не вмешивается ли в дела общин посредством "частных пожертвований" Саудовская Аравия. К слову, имамы оттуда зачастую вообще не имеют богословской подготовки.

Поэтому логично, что мусульманские ассоциации считались одним из важных столпов в деле обучения имамов в Германии, подытоживает TAZ.

Несколько земель приостановили переговоры по госконтрактам с мусульманскими общинами

Однако, продолжает газета, после обвинений в шпионаже работающих в Германии имамов, которые якобы следили за предполагаемыми сторонниками Гюлена от имени DITIB, Исламского союза Турции, эту идею заморозили. Тогда несколько земель, включая Нижнюю Саксонию, приостановили переговоры по государственным контрактам с мусульманскими общинами.

Сейчас нижнесаксонское отделение ассоциации DITIB сообщает, что они открыты для дискуссий.

"Мы не относимся скептически к обучению имамoв в Германии, — заявила представитель ассоциации Эмине Огуз газете Neue Osnabrücker Zeitung. —​ Однако исламские общины должны играть ведущую роль, поскольку в противном случае не будет гарантировано доверие сообщества".

КТО ОБУЧАЕТ ИМАМОВ В ГЕРМАНИИ?

TAZ, в свою очередь, цитирует профессора современных исламских исследований Рауфа Цейлана. Oрганизация образования имамов, которое соответствовало бы уровню церковного викариата — лишь один из вопросов, который необходимо решить. Второй, не менее важный — оплата труда имамов. Mусульмане не платят налогов "на мечеть", в отличие от немецких католиков и протестантов. Поэтому зарплаты, которые платят имамам, намного ниже, чем у католических и протестантских священников.

"Для обученных в Германии исламских богословов они не привлекательны", — объясняет Рауф Цейлан в беседе TAZ.

В 2011 году на курсах имамов обучались 80 человек, сейчас набралось 20

Некоторые университеты Германии уже предлагают курсы для обучения имамов. По данным TAZ, не везде организация протекает гладко: Университет Оснабрюка, например, закрывает курсы из-за нехватки средств и уменьшения количества студентов. Если в начале, в 2011 году, там обучались 80 человек, то сейчас набралось только 20.

Конечно, возможность получить образование исламского богослова в ряде университетов Германии, не полагаясь на Турцию, Саудовскую Аравию, Египет или Сирию — уже большой успех. Но теперь важно найти работу для выпускников, — считает Рауф Цейлан.

По данным Цейлана, большая потребность в имaмах существует, например, в социальной сфере — тюрьмах, благотворительных организациях.

В настоящее время, описывает профессор, ситуация в общинах и образование работающих там имамов очень различны. Ассоциация исламских культурных центров самостоятельно обучает своих имамов. Oни вводят в такие темы как ритуалы, молитвы и руководство сообществом. Но не дают академической богословской подготовки.

Сообщества DITIB имеют больше финансовых ресурсов, и в дополнение к имамам из Турции также берут на работу обученных в Германии. Другие общины — подавляющее большинство мусульман не организовано в ассоциации — нанимают имамов-эмигрантов из Турции.

ПРОПОВЕДИ НА НЕМЕЦКОМ: ЗА И ПРОТИВ

Комиссар по интеграции правительства Баварии Мартин Ноймaйер требует, чтобы проповеди в немецких мечетях велись на двух языках, включая немецкий, сообщает Die Welt.

"Это поможет верующим почувствовать себя мусульманами Германии", — заявляет комиссар. Кроме того, политик Христианско-социального союза высказался за подготовку имамов в Германии:

Салафиты пока единственные, кто общается на молодежном немецком с паствой

"Исламу, который должен принадлежать Германии" не следует обучать в Анкаре или Эр-Рияде или отдавать его на откуп салафитам. Исламские священнослужители должны осознать себя проповедниками в немецком обществе и для мусульман в Германии. Но это требует независимости".

С предложением Ноймейера не согласен юрист Эрлангена, ученый-исламовед Матиас Рое. Он считает, что требование обязательных проповедей на немецком языке в мечетях опасно.

"Сегодня это означает программу поддержки салафизма", —​ заявил Роe в интервью "Шпигелю".

Потому что "салафиты пока единственные, кто общается на молодежном немецком со своей паствой. Слишком мало несалафистских имамов, которые могли бы проповедовать на немецком языке".

"ВЫ НЕ МОЖЕТЕ БЫТЬ СРАЗУ ДЕМОКРАТАМИ И МУСУЛЬМАНАМИ"

Константин Шрайбер — немецкий журналист, который вырос в Сирии и хорошо знает арабский язык. Целый год он посещал одну из немецких мечетей и рассказал затем о своих впечатлениях:

"На всех проповедях проходят красной нитью ровно две мысли: с одной стороны, имамы предостерегают от жизни в Германии — некоторые завуалированно, некоторые открыто. С другой стороны, почти все подчеркивают, что мир недостаточно религиозен".

Что отличает арабские проповеди от турецких:

"Турецкие всегда были очень политизированными, много говорилось о путче в Турции. Арабские проповеди очень богословские и духовные, некоторые из них возносятся совсем уж в высокие религиозные сферы".

При этом Шрайбер сознательно не ходил в мечети салафитов: "Я хотел погрузиться в "нормальную" мусульманскую жизнь".

Правда, некоторые фразы, по словам Шрайбера, "испугали его". Например — "Вы не можете быть одновременно демократами и мусульманами".

Мда, это было не очень полезно для нашей совместной жизни

В 2016 году, когда Германии пришлось справляться с большой волной беженцев, имамы могли найти множество тем, чтобы подчеркнуть схожесть немцев и мусульман, считает Шрайбер. Например, когда немцы помогали беженцам. Или когда после теракта в Берлине много говорили о солидарности. Вместо этого, признается журналист, практически после каждой проповеди он мог заключить лишь: " Мда, это было не очень полезно для нашей совместной жизни".

Ещё удивило журналиста, сколько молодёжи было на пятничных проповедях: "Мне тридцать пять, и я был намного старше среднестатистического возраста посетителей. Иногда проходили целыми классами — обычные мальчишки в бейсболках, лет 12-16, которые прямо из школы пришли в мечеть.

"ОНИ БОЛЬШЕ ПОНИМАЮТ, ЧЕМ МЫ ТУТ"

Мечеть в городе Рот
Мечеть в городе Рот

Я позвонила имаму мечети в нашем городке. Интересно было с ним познакомиться, узнать его точку зрения на проблематику образования имамов в Германии и проповедей на немецком языке. Но, объяснив, зачем я позвонила, я услышала в ответ:

— Я не говорю по-немецки.

— На каких же языках вы говорите? — немного обескураженно спросила я.

— Только турецкий. Моя друга вам звонить. Окей?

Через десять минут перезвонил друг и по совместительству переводчик. После короткого общения он заявил:

— Имам не может с вами говорить так вот просто. Звоните в Консульство или центральное управление в Кёльн. Они больше понимают, чем мы тут, правда ведь? Они ответят на ваши вопросы. До свидания.

Хм. По-моему, политика открытой коммуникации выглядит по-другому.

Он проповедует теперь практически на уровне детского сада

Однажды журналист FAZ Карен Крюгер встретила такого DITIB-имама в Рурской области: "Mужчинa лет пятидесяти, по-немецки он говорил с трудом. Он практически не видел страну, в которой жил уже два года. И не чувствовал себя в Германии достаточно уютно. Особенно трудно ему было с юными членами мусульманской общины. В начале они едва понимали его: их знания турецкого были слишком плохи. Со временем он, кажется, подтянул язык и проповедует теперь практически на уровне детского сада. И все равно его слова доходят не до всех. В конце концов, он не знает, в каких условиях они живут. Что их заботит. Они не такие, как молодежь в Турции. А именно —​ неуважительны и непокорны".

Некоторое время назад в Германии разразилась дискуссия: "Принадлежит ислам Германии или нет?"

Общество раскололось: нашлось много таких, кто полагает, что ислам Германии чужд.

И пока немцы будут отпихиваться от ислама — он будет оставаться чёрным ящиком. Под полным зарубежным влиянием.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    светлана ниберляйн

    Светлана Ниберляйн —​ свободный журналист из Казани, живет в Германии с 2002 года

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG